Home » ТЕННИС » «Не поняла, знает меня Месси или нет». Кузнецова – о дружбе с Сереной, защите Шараповой и семье

«Не поняла, знает меня Месси или нет». Кузнецова – о дружбе с Сереной, защите Шараповой и семье

Теги Мария Шарапова US Open Серена Уильямс Анастасия Мыскина Мартина Навратилова ATP WTA Светлана Кузнецова Лионель Месси стиль Марат Сафин Елена Дементьева Теннис

Двукратная чемпионка «Больших шлемов», экс-вторая ракетка мира Светлана Кузнецова дала большое интервью Владасу Ташеву с «Евроспорта». В нем она рассказала:

Кого больше всего хотела бы увидеть в своей ложе

«Папу. Он ни разу не был. Он очень занят, у него очень много работы, он никогда не оставляет своих спортсменов, для него это приоритет. Вся семья это знает, поэтому у нас очень редко бывают какие-то совместные выходы.

Недавно я была в Санкт-Петербурге и буквально заставила всех собраться: брата, папу, маму. Может быть, мы за всю жизнь так собирались раз пять.

Один раз в жизни я пригласила маму в отпуск на Мальдивы. Говорю ей: «Мамуль, поехали». Она мне: «Ты папу пригласила?» А у меня даже мысли такой не было, потому что за всю жизнь он никогда не ездил отдыхать. Для него неприемлем отдых.

Я ей, сказала, что, конечно, его позову – хотя билеты уже на нас двоих купила. Звоню папе, была в таком хорошем настроении, начала с ним красиво общаться. Он мне говорит: «Вижу, что ты ходила на риторику, на искусство речи. Ну все, я лечу». Я говорю: боже, держите меня семеро, я не верю в это. Купила последний оставшийся билет. А папа прилетел на три дня.

Мы с мамой остались еще на три дня, а он сказал, что ему нужно к команде, срочно отправлять ее на сборы. Брат говорил, что он подстрахует, все сделает, потому что он работает с отцом. Но нет, долг – это все.

И на следующий день мама говорит, что не может до него дозвониться. А брат рассказал, что он снег с крыши отеля стряхивает. Наверное, поэтому он и достиг таких высот в своем деле».

Не обижалась ли на родителей, когда ее в юности отправили тренироваться в Испанию

«Это был очень важный шаг, потому что до переезда я не очень осознанно ко всему подходила. Больше хотела мама, я слышала, как она ночами плачет от того, что я проигрываю. Меня это разрывало, и я больше делала для мамы.

Мне настолько все уши прожужжали, что я никогда не стану кем-то в этом спорте, что я уже смирилась. А мама со всеми спорила, от тренера к тренеру меня водила. Долго выбирали, куда ехать – в Испанию или в Америку. У папы есть база для велосипедистов между Барселоной и Валенсией, так что решили в Испанию.

И когда я туда приехала, я загорелась, потому что чувствовала себя обязанной и благодарной родителям. Ради них я влюбилась в спорт и прямо начала кайфовать. Там тренировки были с девяти до часу, потому с четырех до шести. В субботу одна тренировка, в воскресенье – выходной. И даже в этот выходной я по наставлению папы бегала кроссы».

Есть ли у нее стилист. Ташев назвал ее «безумно стильной»

«Я помню, как знакомые смеялись надо мной, как я одевалась, когда приехала в Россию. Было очень обидно, но я не понимала, потому что у меня, кроме теннисного мячика, ничего в жизни не было.

Со временем в России я поняла, что люди следят за одеждой. Потому что в Испании всем все равно, там какие-то узкие круги следят за модой.

Я просто стала обращать внимание. У меня были какие-то финансовые возможности, так что я стала просто покупать бренды. То, что они мне не идут, для меня было не важно, это же какой-нибудь «Гуччи». Но так постепенно шло развитие каждый год.

У меня есть очень хорошая подруга, она стилист – Александра Белоус. Она работает со многими звездами. Мне она привила какой-то вкус, рассказала, показала. Но в основном она вселяет веру в себя, говорит: «Ты сама чувствуешь». А так просто направляет».

О самом большом чеке за шопинг

«Очень большие чеки. Не хочу шокировать людей, потому что реально очень много трачу на шмотки.

Да, я сама зарабатываю, но не люблю кичиться, поскольку некоторые не зарабатывают даже маленькой части от этих расходов. Не считаю нужным говорить».

Знал ли ее Месси, с которым в марте она встретилась на «Камп Ноу»

«Мы не особо общались, если честно. Через друзей я общаюсь с президентом клуба, и он меня приглашает, мне дарят майку – символический, приятный жест. Всегда зовут в президентскую ложу, что здорово. И потом он меня все время спрашивает: «Что ты хочешь?»

В прошлый раз спросил, кто мой любимый футболист. Я говорю, что мне Неймар нравится. Он говорит: «Приходи, попинаешь с ним мяч». И я такая: «Ну ладно». А потом через какое-то время думаешь: почему я не пошла? Но я тогда настолько готовилась к «Ролан Гаррос», что даже забыла. Я отдала майку, чтобы мне вся команда оставила автографы, и забрала ее только сейчас – через два года.

А с Месси мы буквально сфотографировались, его много народу ждали. Я не поняла, знает он меня или не знает. Мне было все равно, это чисто фотография для инстаграма».

Переживала ли она, что в великом 2004 году не стала первой россиянкой, выигравшей «Шлем»

«Я не претендовала никогда. Я никогда не мечтала ни выиграть «Большой шлем», ни стать первой ракеткой мира, ни быть первой в чем-то. Да, это здорово, но я не считаю, что в этом есть счастье. Быть успешным в своей профессии, творить, любить то, что ты делаешь, – это главное.

Результат? Не буду лукавить, если бы я не так состоялась как игрок, то, конечно, было бы не так комфортно. Но я понимаю, что как спортсмен я реализовалась. Хотя, конечно, всегда хочется большего.

На тот момент я проиграла Насте Мыскиной с матчбола на «Ролан Гаррос». Меня в тот момент хозяин академии, где я тренировалась, заставил смотреть финал Лены [Дементьевой] и Насти. А для меня это было самоубийство, поскольку я понимала, что был какой-то шанс там оказаться. Не факт, что я куда-нибудь прошла бы, но все равно болело очень сильно.

15 лет назад Анастасия Мыскина выиграла для России первый женский «Шлем»

И я не могла подумать, что в тот же год выиграю US Open. А поняла, что не отдам трофей, только когда подала последний эйс.

Я тогда была в ужасной форме. Это был самый тяжелый год в моей карьере, потому что испанцы заставляли меня играть все подряд. Я отыграла Доху, Дубай, Америку, потом все грунтовые турниры, «Ролан Гаррос». После «Уимблдона» мы поехали в Аргентину на грунт – сутки лететь в холод, в зиму. Потом турнир в Америке, потом на неделю в Москву получать экипировку. Потом на Олимпиаду, потом еще куда-то. На US Open я играла и пару, и одиночку, так что мыслей о победе вообще не было».

Когда в таком графике отпраздновала победу на US Open

«Да не было никакого празднования. Я жила в Испании, общалась с тремя-четырьмя людьми – и все.

Помню, как [после US Open] я прилетела на Бали, давала какое-то интервью по телефону и заснула. Во время интервью меня отключило, потому за последний месяц столько континентов сменилось, что организм вообще не понимал. Плюс стресс, нагрузки. Хорошо, что родители мне дали такое здоровье и конституцию.

И я помню, что после турниров в Китае прилетела в Барселону. В Россию я не возвращалась: Москва для меня была абсолютно чужой, в Питере я была абсолютно нелюбима, и люди, по-моему, только злились, когда я что-то выигрывала. И я помню, что стояли дети из академии с картиночками «Света – молодец!». И все.

Не было никакого празднования».

Когда к ней изменилось отношение в Москве и Петербурге

«Москва по-теннисному стала для меня домом, когда я выиграла «Кубок Кремля».

Раньше я не могла играть в Москве, не могла играть в России, было очень сложно. Возможно, Маша Шарапова с такой же проблемой сталкивается, потому что очень хочется сыграть дома. Так что меня сводило просто. В какой-то момент я нашла, как получать удовольствие, выиграла два подряд – и выдохнула.

С Питером я еще не подружилась, нужно больше времени. В Москве проще, потому что я там больше времени провожу. А в Питере у меня семья, мама приходит, скрывается, что она смотрит – потому что я не разрешаю ей смотреть мои матчи, она слишком сильно переживает».

Как получилось, что она дружит с Сереной

«Когда мне было 16 лет, я играла пару с Арантой Санчес. И на втором турнире я увидела в сетке, что во втором круге мы играем с Сереной и Мартиной Навратиловой. У меня, конечно, не то что коленки затряслись – практически памперс надо было подкладывать.

Мы выиграли тот матч, но меня Серена простреляла. Она так запугивает, и это часть процесса. Поэтому, когда выходят играть с Сереной, половина матча уже заранее проиграна. Она это знает и на психологическом уровне подавляет.

И когда я начала играть пару с Навратиловой, она мне говорит: «Я хочу, чтобы с первого удобного мяча, ты ударила со всей силы, – а тогда у меня силы были ого-го, – в Серену». Я на нее смотрю: «Тебе-то потом не прилетит, а прилетит мне». А она говорит, что надо показать, что ты не боишься.

Я помню, с Сереной мы начали нормально общаться на итоговом турнире, когда все закончилось. Там была вечеринка игроков, мы уже вылетели из наших групп, и Серена меня куда-то позвала. Так получилось, что мы пару вечеров провели вместе.

Конечно, очень сложно. Когда Серена проигрывает, она какое-то время не общается с тобой. Какие-то моменты надо сглаживать. На «Уимблдоне» был момент: я какое-то интервью давала и сказала что-то про костюм-кошки, в котором она играла «Ролан Гаррос». Я сказала, что никому нельзя, а Серене можно. Но она этого заслуживает, ей делают исключение – мой посыл был таков.

Но журналисты все это перекрутили. И я давала это интервью полгода назад, а потом захожу в твиттер, и мне SerenaArmy написала такого… А я про интервью уже забыла. Я не стала долго копаться, просто написала пост, сказала журналистам: «Ребят, зачем вы нас сталкиваете лбами? Понимаю, что вам надо что-то писать, но у нас с Сереной никакого конфликта нет. Только на корте мы боремся, а за кортом – нормальные люди».

Серену я с того момента не видела, приехала на «Уимблдон», увидела ее в раздевалке. Я подошла на опережение, говорю: «Серена, послушай, такой был момент». Она сказала, что не поняла ничего, но увидела мой пост. Сказала, чтобы я не переживала, все нормально. Но на мой взгляд, этот момент важно нейтрализовать. Мне лишний раз не трудно извиниться.

Мы с ней здорово поговорили. И потом я ей говорю: «Пойдем ромашковый чай пить». И она мне: «А были времена в Мадриде…»

Почему вступилась за Шарапову

«Меня разорвало. Это было даже не то, что я за Шарапову. Меня разозлил тот факт, что человек пишет такие вещи. Что у нас в прессе люди могут позволить себе написать что угодно. Но послушайте, мы же не машины.

За себя я так не буду вступаться, я постараюсь это забыть, а потом, когда покажу хороший результат, про себя подумаю: «Могу». А тут это так обидно. Когда люди выигрывают, все дифирамбы поют. А как только ты…

Но бывают разные периоды, разные ситуации. Как Роджера все опускали. Я была самым счастливым человеком, когда он начал выигрывать, – потому что его все списали. Но как можно легенду списывать?

И заметь, компетентный специалист, который чего-то достиг, никогда не опустит другого».

Кого считает самым харизматичным игроком в истории России

«Марат. Мне кажется, чего-то другого ожидать нельзя. На корте он был прекрасен. И вне – конечно.

У меня даже влюбленность в него была. На турнире я однажды к нему подошла. Сейчас поколение подходит и просит ракетку. Для них это нормально. Я не могла себе такого позволить и долго-долго думала, мне хотелось какую-то частику, которая ему не будет стоить. Говорю: «Можно мне твою старую намотку?» Он на меня посмотрел как на девочку с приветом, но принес.

И я ее повесила на стенку, хранила.  Как-то так».

В чем будет счастье после тенниса

«Конечно, приоритет – это семья. У меня выдающиеся, замечательные, любимые родители, но у меня не было такого, чтобы дома Новый год вместе, например. Мне бы хотелось такой семьи.

Второе, мне хотелось бы передать свой опыт. Возможно, я не буду тренером full-time, постоянно ездить. Но хотелось бы создать какую-то систему, какую-то школу. Мне было бы интересно передать свой опыт и максимально оградить новое поколение от тех ошибок, которые я совершила.

Ну и создать что-нибудь интересное в другой сфере. Сейчас новое поколение интернета, приложений. И мне хочется обучаться, узнавать что-то новое. Еще очень люблю телевидение – правда, телевизор сейчас не очень актуален. Но мне нравится общаться с людьми, камера. Так что вариантов много.

Мне всегда нравится делать что-то другое, выделяться. Что-то должно произойти, что-то будет. Посмотрим».

«Что вспоминать перед смертью? Сколько матчей выиграла?». Кузнецова – о мужчинах, деньгах и домашней Курниковой

А помните, как «Ролан Гаррос» разыгрывали Кузнецова и Сафина? Прошло уже 10 лет

Фото: instagram.com/svetlanak27; Gettyimages.ru/Matthew Stockman, Clive Brunskill; РИА Новости/Алексей Куденко

Источник